Научились делать мегапроекты

12.02.2014
Автор:  Алексей Щукин
Источник:  http://expert.ru/

Никогда до Сочи в борьбе за право проведения Олимпиады не побеждала заявка, полностью состоящая из прожектов и обещаний. Все эти годы скептики говорили, что олимпийский мегапроект в Сочи вряд ли будет реализован, слишком сложной казалась задача: в сжатые сроки не просто построить объекты для Игр, но и модернизировать инфраструктуру региона. При этом опыта одновременной реализации сразу нескольких сотен проектов в одном городе в стране не было. Россия олимпийский тест прошла.

Без света и канализации

Чтобы понять масштаб преобразований, в которых нуждался Сочи, вспомним, как выглядел главный российский курорт в середине 2000-х. Зимой из-за обрывов проводов в горах в Сочи часто происходили отключения света, и тогда в считанные часы разворачивались стихийные, почти «военные» рынки: буржуйки, газовые горелки, свечи. В городе были постоянные пробки. Индикатор плачевного состояния городской инфраструктуры — коллапс канализационный системы. Слабые очистные сооружения категорически не справлялись, и фекалии через дырявую трубу просто сбрасывались в море недалеко от пляжа. Вот такая всероссийская здравница.

По олимпийской шкале Сочи тоже выглядел более чем бледно. В регионе не было ни одного спортивного объекта олимпийского уровня: ледовых дворцов, горнолыжных трасс, трамплинов и т. д. Всего несколько приличных гостиниц, что не покрывало и десятой части потребностей Олимпиады. Аэропорт стоял недостроенным уже полтора десятка лет. Объем работ был огромный — все предстояло сделать с нуля. Именно поэтому суммарные затраты не вполне корректно сравнивать с предыдущими олимпийскими столицами — масштаб работ несопоставим.

Сегодня распространено мнение, что государственные программы были разработаны именно под Олимпиаду. Это не так. Программа развития Сочи как всесезонного горноклиматического курорта, предусматривающая инвестиции в размере 300 млрд рублей, была принята еще в 2006 году, до того, как город избрали столицей Игр. Целью проекта было создание всесезонного курорта европейского уровня. Подтекст истории тоже понятен. Сочи сильно проигрывал и европейским, и соседним турецким курортам. Миллиарды туристических долларов каждый год уходили из страны. Потому вне зависимости от Олимпиады было решено привести главный курорт в порядок. Логика более чем очевидная.

«В середине 2000-х у правительства появились свободные деньги, и встал вопрос, как их потратить. Можно было размазать их тонким слоем по регионам, но тогда была бы вероятность не получить никакого эффекта. В правительстве победила концепция кластерного подхода — выделить несколько ключевых регионов и инвестировать в них. Критерии выбора? Во многом — “держать страну”. Владивосток — на востоке, Краснодарский край и Сочи — на юге. Насчет Сочи сомнений не было. Во-первых, город был в очень плохом состоянии. Во-вторых, вложения в курорт имели наибольшие шансы окупиться через привлечение частных инвестиций», — объясняет на условиях анонимности логику инвестирования в Сочи один из высокопоставленных российских чиновников. После того как Сочи стал олимпийской столицей, программа развития региона была существенно расширена.

Приоритет — инфраструктура

Сумма инвестиций много раз менялась, и только в январе 2014 года появилась ясность по поводу окончательных цифр. Вице-премьерДмитрий Козак, отвечавший за подготовку к Играм, заявил, что расходы на Олимпиаду составили 214 млрд рублей. Примерно в то же время министр финансов Антон Силуанов признал, что общий размер инвестиций в Сочи составил 1,5 трлн рублей. Разница не должна пугать, на самом деле никакого противоречия здесь нет: Козак говорил о стоимости олимпийских объектов, а Силуанов — об инвестициях в регион в целом. По словам Силуанова, прямые расходы из федерального бюджета составили 100 млрд рублей на строительство олимпийских спортивных сооружений и 430 млрд на инфраструктурные объекты. Остальные траты взяли на себя госкомпании и частный бизнес. На что же были потрачены эти деньги?

Начнем с олимпийских проектов. 14 олимпийских объектов разместились пополам в двух кластерах — прибрежном и горном. В горном кластере госкорпорация «Олимпстрой» профинансировала строительство основной и тренировочной санно-бобслейных трасс, а также трассу для лыжного двоеборья. В остальные объекты (комплекс трамплинов, лыжно-биатлонный стадион и горнолыжный центр) вложились компания «Красная Поляна» («дочка» Сбербанка), «Газпром» и структуры Владимира Потанина, построившие комплекс «Роза хутор».

В прибрежном кластере стадион «Фишт» для церемоний открытия и закрытия Олимпиады и все ледовые арены профинансировал «Олимпстрой». Исключение составили конькобежный центр (инвестор — «Центр Омега») и арена для керлинга («Славобласть»). Застройщиком Олимпийской деревни на 3 тыс. номеров выступила компания «Главстрой» Олега Дерипаски. Общий объем инвестиций составил более 23 млрд рублей. В Сочи были построены гостиницы и другие объекты для размещения гостей на 24 тыс. номеров. В целом к Олимпиаде в городе оказалось 41 тыс. номеров, что соответствует требованиям МОКа.

Основные средства были вложены в инфраструктуру. Приведено в порядок 260 км дорог, завершено строительство объездной дороги. Главный проект транспортной программы в самом Сочи — дублер Курортного проспекта. Сочи чуть ли не первым из российских городов узнал, что такое пробки. Город вытянут по побережью на 148 км, а автодорога вдоль моря была всего одна. Девять из 20 км дублера Курортного проспекта проходит в тоннелях. Его стоимость — 83 млрд рублей.

Чтобы связать Красную Поляну с Сочи, построена уникальная для России совмещенная скоростная автомобильная и железная дорога. С узловой точки системы — мультимодального вокзала Адлер — поезда во время Олимпиады будут двигаться по трем маршрутам: в аэропорт, в Красную Поляну, в Олимпийский парк. Протяженность дороги Красная Поляна — Адлер — 48 км. Дорога включает в себя 14 тоннелей длиной 30 км, 40 автодорожных и 37 железнодорожных мостов длиной более 14 км. Пропускная способность железной дороги — 8500 человек в час. Интервал движения во время Олимпиады составит 10 минут. Общая стоимость проекта, включая четыре вокзала, — 284,5 млрд рублей.

Реконструирован аэропорт Сочи. Это обошлось его владельцу, компании Олега Дерипаски «Базэл-Аэро», более чем в 14 млрд рублей. За счет модернизации одного терминала и строительства нового пропускная способность аэропорта выросла вдвое — до 2500 человек в час.

Кардинальной модернизации подверглась энергосистема Сочи, износ которой достигал 70%. К Олимпиаде построено более 50 объектов. Самые крупные — Адлерская ТЭС (360 МВт) и Джубгинская ТЭС (180 МВт). Застройщиком Адлерской ТЭС выступил «Газпром», инвестиции составили 23 млрд рублей. Для обеспечения региона энергоресурсами протянут газопровод Джубга — Сочи длиной 170 км, из которых 150 км проходят по дну Черного моря.

Полностью модернизирована и канализационная система. Построены новые канализационные коллекторы и новые Бзугинские очистные сооружения, которые по мощности в три раза превосходят старые. Вместо старого дырявого глубоководного выпуска в море (трубы с очистных сооружений) сделан новый, который уходит в море более чем на два километра. Построен мусоросортировочный завод в Хосте. По словам мэра Сочи Анатолия Пахомова, в качестве олимпийского наследства город получит более 400 объектов инфраструктуры.

В итоге на инфраструктуру потрачено в шесть раз больше, чем на олимпийские объекты.

Не Куршевель, так Монте-Карло

Самый болезненный вопрос всех Олимпиад — «белые слоны», то есть объекты, постолимпийское использование которых проблематично. Такие объекты остаются после всех Игр. Большие арены, построенные для событий мирового уровня, невозможно регулярно заполнять зрителями. К тому же они крайне разорительны в эксплуатации. Яркий пример — Афины. Через пять лет после Олимпиады-2004 из 26 объектов использовались только четыре. Та же ситуация в Турине. «Большинство олимпийских сооружений представляют собой пустые ящики, запертые на замки и обнесенные железными заборами. Часть олимпийских объектов 2006 года вообще демонтирована. Городской бюджет Турина оказался не способен обеспечить уникальным архитектурным сооружениям достойное послеолимпийское существование», — говорит директор программы «Спорт и досуг» Международного союза архитекторов Ян Маккензи (Шотландия).

В борьбе с «белыми слонами» больше всех преуспели англичане. Уже на этапе проектирования Олимпийского парка Лондона-2012 они разработали схему его превращения в полноценный городской район. Часть объектов (баскетбольная арена, хоккейный стадион и т. д.) изначально проектировалась как временные, и после Игр они были демонтированы. Часть арен сменила назначение, превратившись в офисный центр, школу, поликлинику, жилые комплексы. Но даже у англичан не все получилось. Олимпийский красавец-стадион на 80 тыс. зрителей стоимостью почти 500 млн фунтов придется всерьез трансформировать с потерей вместимости и дополнительными вложениями. Года через два он станет футбольной ареной на 60 тыс. зрителей, что обойдется более чем в 150 млн фунтов.

В России программа постолимпийского использования объектов Сочи, к сожалению, появилась не в начале проекта, а всего год назад. Придумывать, как бороться с «белыми слонами», пришлось уже в процессе строительства. Самые большие проблемы с объектами прибрежного кластера — там построено сразу шесть ледовых арен. Для Сочи, где зимние виды спорта и так не слишком популярны, это многовато. Чиновники в свое время оптимистично уверяли, что арены будут демонтированы и перевезены в другие регионы. Однако из-за особенностей фундаментов перевезти удастся лишь одну из них — тренировочная хоккейная арена переедет в Ставропольский край. Три объекта изменят назначение. Конькобежный дворец трансформируется в выставочный центр, Медиацентр — в торговый центр, арена для керлинга — в спортивно-развлекательный комплекс. Всеми этими объектами будут управлять их инвесторы.

Остальные объекты прибрежного кластера возьмет себе на баланс Минспорта, они будут использоваться для соревнований и тренировок российских спортсменов. В целом эксплуатация олимпийских объектов будет ежегодно обходиться государству в 2,5–4 млн рублей (не самая фантастическая сумма). Чтобы снизить издержки, дорогой в эксплуатации Большой ледовый дворец переоборудуют в велотрек.

Непонятна судьба стадиона-сорокатысячника «Фишт». В Сочи сегодня нет футбольной команды даже второго российского дивизиона. В 2018 году там будут проходить матчи чемпионата мира по футболу, а до этого администрация Сочи постарается загрузить его «спортивно-концертными» мероприятиями.

В горном кластере часть объектов тоже заберет себе Минспорта. Это касается, например, санно-бобслейной трассы. После распада СССР в стране такого объекта не было, спортсменам приходилось тренироваться в Европе, там же проводились чемпионаты страны. Пока не решена судьба комплекса трамплинов, но кроме Минспорта заниматься ими некому.

«Роза хутор» и газпромовская «Лаура» будут и дальше работать как горнолыжные курорты. Нетрудно понять, что это самая прибыльная часть из олимпийских объектов. Но есть один нюанс: комплекс «Роза хутор» изначально задумывался как бизнес-проект увлекающегося горными лыжами Потанина. Есть легенда, что идея выдвинуть Сочи кандидатом на проведение Олимпийских игр в самом начале была маркетинговым ходом для раскрутки этого горнолыжного курорта. Однако затем идея настолько увлекла первых лиц страны, что в результате зимняя Олимпиада действительно приехала в субтропики. Для курорта, впрочем, это имело негативные последствия. За счет новых объектов (фристайл-парк, сноуборд-парк, Олимпийская деревня) и олимпийских требований инвестиции Потанина выросли с планируемых 350 млн до 81 млрд рублей.

В конце 2013 года Владимир Потанин и другие крупные застройщики Олимпиады обратились к государству с просьбой о реструктуризации кредитов Внешэкономбанка и предоставлении налоговых льгот. Государство согласилось на реструктуризацию. По словам вице-премьера Дмитрия Козака, кредиты ВЭБу олимпийские девелоперы могут не отдавать до осени 2015 года — к этому времени станет понятно, насколько верны их финансовые модели. В целом государственный ВЭБ прокредитовал олимпийские стройки более чем на 200 млрд рублей.

Способны ли многочисленные сочинские отели и горнолыжные курорты стать окупаемыми после Игр, пока непонятно: есть опасения, что рынок окажется переполненным. При этом хозяева большинства объектов пытаются завысить их классность: условно говоря, продавать бизнес-класс по цене de luxe. Однако месяца два назад с подачи главы Сбербанка Германа Грефа начала продвигаться идея, которая спасет всех олимпийских должников. Идея проста: государство должно разрешить сделать в Красной Поляне игорную зону высокого уровня. Пока государство не готово пойти на это. Дмитрий Козак, в частности, заметил, что в ближайшее годы казино в Красной Поляне не появятся — надо все-таки попытаться заработать на спорте и туризме. Однако если через год-другой окажется, что отели не окупаются, весьма вероятно, что государство казино разрешит.

 

Все в срок

Окончательный анализ Сочи как мегапроекта можно будет провести лишь после Олимпиады. И безусловно, есть масса поводов для критики. Это и недостаточно продуманная концепция постолимпийского использования объектов, и непрозрачность в распределении архитектурных и строительных подрядов, и рост стоимости объектов. Сочинский опыт необходимо изучить, чтобы ошибки не были допущены при реализации другого уже стартовавшего мегапроекта — чемпионата мира по футболу 2018 года стоимостью более 600 млрд рублей. Однако сегодня на первый план выходят два момента.

Первое. Несмотря на все опасения, Россия смогла полностью выполнить все обязательства и реализовать олимпийский проект в срок. Заметим, что это был первый за несколько десятилетий проект такого размера и уровня сложности.

Второе. Олимпийский мегапроект сыграл положительную роль в период кризиса, дав рабочие места и загрузку строителям, металлургическим заводам, промышленности строительных материалов и так далее. Сегодня можно обсуждать, что такого же эффекта можно было добиться за счет реализации других проектов, например жилищного или модернизации ЖКХ. Однако в середине 2000-х ни правительство, ни общество альтернативных проектов не сгенерировало.

Если рассматривать олимпийское движение в целом, то, возможно, Сочи завершает целый этап в истории Олимпиад. В последнее десятилетие страны БРИКС проявляли немалую активность, стремясь получить право на проведение спортивных мероприятий самого высокого уровня. Южная Африка провела ЧМ по футболу в 2010 году, Китай — пекинскую Олимпиаду-2012, Бразилия скоро будет проводить ЧМ-2014 и Олимпиаду-2016. Россия смогла получить Олимпиаду-2012 и ЧМ-2018. Спортивными мегапроектами эти страны стремились убить сразу двух зайцев: провести модернизацию инфраструктуры и показать себя миру. Излишне говорить, обошлись эти мероприятия недешево. Например, на пекинскую Олимпиаду было потрачено более 42 млрд долларов.

Мировой кризис изменил правила игры, открыв эпоху финансовой умеренности. Все больше городов планеты отказываются от посягательств на Олимпиаду по финансовым причинам. И страны БРИКС, похоже, «отстрелялись»: новых соревнований они в ближайшие годы не получат. На очередном этапе олимпийского движения возможны два варианта. Первый: следующие олимпиады будут проходить в странах, где спортивная инфраструктура уже существует и есть потенциал для их коммерциализации. Второй: олимпиады будут проводиться не в отдельных городах, а в странах в целом или даже в несколько странах одновременно. Международный олимпийский комитет уже начал консультации по поводу изменения своего правила «одна Олимпиада — один город».


Возврат к списку